Как помочь переселенцам или мобилизация украинского гражданского общества

« Каждый может помочь ». Волонтерский центр « Фроловская 9/11 », Киев

Version française / Версия на французском языке

После начала Евромайдана в ноябре 2013 года события последовали один за другим: вооруженные столкновения на Майдане Незалежности, жертвами которых стали более ста человек, бегство президента Януковича в феврале 2014 года, аннексия Крыма в марте и начало конфликта на востоке страны. В результате всех этих драматических событий перед украинским обществом и властями встала проблема огромного потока внутренних переселенцев. По статистике ООН на середину июля 2015 года количество внутренне перемещенных лиц составило более 1 миллиона 390 тысяч человек, при этом, например, с февраля по май количество переселенцев увеличилось на 300 тысяч человек. Также нужно учитывать, что многие просто не регистрируются в официальных службах, соответственно, эти цифры не совсем точно отображают реальное положение вещей. Государство оказалось не готовым к такому масштабу бедствия. И тогда эту работу взяло на себя гражданское общество.

Неделя с волонтерами, которые помогают переселенцам. Киев, апрель 2015 г.

Как становятся волонтерами

Гражданские инициативы начали появляться еще во время событий на Майдане: медицинская, психологическая, юридическая помощь, защита прав человека. Затем Украина столкнулась с массовой миграцией населения, выезжающего из зон конфликта в другие регионы страны. Организации, с которыми мы встречались, условно можно разделить на две категории: одни существовали еще до начала событий и работали, например, в сфере защиты прав человека, как, в частности, организация «Без границ», члены которой создали Ресурсный центр помощи вынужденным переселенцам, или луганская организация «Поступ» и крымская «Действие» (эти две организации создали гражданскую инициативу Восток SOS) или Киевская организация помощи инвалидам «Соты», которая до этого занималась (и продолжает до сих пор) людьми с ограниченными возможностями. Другие инициативы родились во время Революции Достоинства, – их активисты познакомились во время этих событий. Здесь можно привести пример организации Крым SOS, основатели которой, крымские татары, живущие в Киеве, создали эту инициативу сразу же после начала событий на полуострове или например, Волонтерский центр помощи переселенцам « Фроловская 9/11 » или же Центр занятости вольных людей, который помогает переселенцам в поисках работы.

Естественно, никто не учил волонтеров работать с переселенцами и им пришлось набираться опыта методом проб и ошибок, «с кровью», и без чьей-либо помощи; они не представляли себе как можно было продолжать жить обычной жизнью в то время как их страна переживала катастрофу.

Нужно сказать, что в этих организациях работает большое количество переселенцев. Так, в Волонтерском центре на Фроловской мы встретили девушку, которая была вынуждена покинуть Луганск вместе со своим мужем и маленьким ребенком: «это самое лучшее место для меня в Киеве, мне это очень помогает психологически. Я была в других центрах, но этот самый лучший для меня: для моего сердца, для моей души. Эти люди очень помогли мне и теперь моя очередь помочь им».

Часто бывало так, что мы встречались с активистами одной организации, они советовали нам пойти в какие-то другие организации и давали нам контакты. Они рассказывали нам с какими трудностями им приходится сталкиваться и как они их преодолевают. Они перегружены работой и видно, что они все просто очень устали, но они находят время пообщаться с нами, так как для них очень важно донести до общества эту колоссальную проблему.

На самом деле практически невозможно оценить сколько волонтеров работает по всей стране. Количество инициатив не поддается счету и затрагивает все сферы жизни, т.к. проблемы переселенцев многочислены и разнообразны и помощь необходима здесь и сейчас: от поиска жилья, работы и гуманитарной помощи и юридических консультаций до просто человеческого отношения к людям.

photo_2 photo_9_s

Славянск, Донецкая область
Мы приехали, где нам жить?

Многие переселенцы останавливаются у друзей или родственников, но большинство приезжает в никуда. Они бегут от войны, спасая свою жизнь и жизнь своих детей и приезжают в другие города, где их никто не ждет. Многие переезжают на подконтрольные Украине территории Донецкой и Луганской областей, другие едут в крайне перенаселенные соседние области: Харьковскую и Днепропетровскую, какая-то часть переселенцев выбирает Киев, так как столица ассоциируется с гораздо большими возможностями прежде всего в плане жилья и работы.

Количество вновь прибывших меняется в зависимости от ситуации на фронте. Самая большая волна переселенцев была зарегистрирована летом 2014 года, во время наиболее острой фазы конфликта между украинской армией и сепаратистами. В то время Государственная служба чрезвычайных ситуаций даже организовала на вокзале приемный пункт, где сообщали телефоны организаций, в которые можно было обратиться за помощью, выдавали бесплатные билеты в другие регионы, там же присутствовали волонтеры, которые направляли в недорогие хостелы.

Как здесь помогают обычные граждане? Они предлагают либо бесплатное жилье, либо селят людей при условии, что те будут оплачивать коммунальные услуги либо отдают в распоряжении дачу, за которой нужно присматривать. И количество добрых людей действительно впечатляет: так, база Восток SOS с начала конфликта на апрель месяц содержала 14 тысяч «закрытых» заявок, что соответствует примерно 20-25 тысячам расселенных людей, потому что за такой помощью обращаются,  как правило, многодетные семьи.

К счастью для государства существуют волонтеры. Простой пример: в январе месяце власти отчитались о том, что они помогли с жильем 70 тысячам человек, что на фоне общего количества переселенцев на тот момент в 1 миллион 200 тысяч выглядит, прямо скажем, малообнадеживающим.

Однако все это жилье непостоянно, и это висит дамокловым мечом над головами миллионов переселенцев, даже тех, которые смогли что-то найти. Так, активисты Восток SOS говорят, что им пришлось оказывать помощь с расселением одним и тем же людям по два или даже по три раза. Нужно сказать, что никто не ожидал, что конфликт затянется так надолго и если многие были готовы приютить попавших в беду соотечественников на 2-3 месяца, то уже гораздо меньше людей склонно радикально менять свою повседневную жизнь и селить кого-то у себя на более длительный срок. Поэтому волонтеры пытаются найти какой-то иной выход из этого положения, так, например Константин Реуцкий из Восток SOS рассказал нам, что когда они искали помещение под офис, они обнаружили, что в Киеве имеется большое количество помещений, в муниципальной или иной собственности, которые можно было бы переоборудовать для проживания переселенцев. С одной стороны есть инвесторы, с другой стороны – пустующие площади. Активисты пытаются решить этот вопрос, даже если они и осознают, что придется биться за каждое такое помещение, т.к. проблемы коррупции еще никто не отменял. Также существуют так называемые «места компактного проживания» переселенцев, и в этом случае волонтеры также сталкиваются с рядом проблем по использованию таких помещений. Так, Людмила Титаренко (Организация помощи инвалидам «Соты»), в распоряжении которой находятся несколько МКП, рассказала нам о конфликте с собственником, обвинявшего ее в нецеловом использовани помещения, т.к.изначально это снималось под офис.

Где нам теперь работать?

Решив проблему жилья, переселенцы задаются вопросом о работе, имея при этом лишь весьма приблизительное представление о рынке труда в тех регионах, куда они переезжают. Мы встретились с координаторами Центра занятости вольных людей, отправной точкой деятельности которого был простой пост в Фейсбуке во время событий на Майдане. В то время многих активистов Евромайдана начали увольнять из-за их политических взглядов. Один человек предложил специалистам по кадрам объединиться для поиска работодателей, которые были бы готовы брать на работу людей с проукраинскими взглядами. Этот пост имел неожиданный успех, и многие начали приходить со своими идеями, потом к инициативе присоединились специалисты в области профориентации, начала формироваться база работодателей. Однако, после событий в Крыму и на востоке страны проблема приобрела другой характер и координаторы центра были вынуждены направить свою деятельность в иное русло. В киевском офисе работает 7 координаторов, также Центр имеет представительства в Харькове, во Львове и в Днепропетровске, и в общей сложности по всей стране действуют около 150 волонтеров. Все работают бесплатно, за исключением короткого периода в конце прошлого года, когда они получили финансовую поддержку от ООН и смогли позволить себе не только закупить принтеры и ноутбуки, но и профинансировать «зарплату» в течение трех месяцев.  Центр ведет деятельность в нескольких направлениях, прежде всего активисты ищут объявления о работе и сводят потенциальных работодателей с переселенцами. Во-вторых, цель центра заключается еще и в том, чтобы помочь людям начать свое собственное дело. Для этого организуются курсы индивидуального предпринимательства как для тех, кто только впервые хочет этим заняться, так и для тех, у кого уже был в этом опыт, но кому необходимо адаптироваться к киевскому рынку труда с его совершенно иной конкуренцией, правилами и ритмом: как составить бизнес-план, получить гранты, распорядиться финансами. Также немаловажным является и тот факт, что создание новых предприятий позволяет создать дополнительные рабочие места. Центр организует и ряд других тренингов. И опять же здесь мы снова наблюдаем человеческую трагедию, когда ломаются все привычные устои.

Координатор центра, Вера Лебедева, так говорит об этой проблеме: «люди, приехавшие сюда, определенная часть, работали, в-основном, на заводах больших, для них был вызов – искать здесь себе работу. Причем вызов на грани депрессии, а когда ты работаешь 20-25 лет на заводе и ты никогда не сталкивался с таким вопросом как резюме или собеседование, что нужно себя красиво презентовать и продать по сути работодателю, для них это было до слез. Взрослые мужчины и женщины сидели у нас на тренингах и говорили: «но почему я должен, я же этого никогда не делал, вот у меня же есть результаты моей работы, неужели я за 25 лет я всему научился?» – Нет, непонятно. В Киеве нужно доказывать и вообще в любом другом городе, вообще в современной жизни нужно доказывать, что ты специалист, потому что таких как ты, их очень много».

Таким образом, речь идет не просто о поиске работы, но еще и об адаптации к новым непривычным реалиям. Центр также активно общается с работодателями, которые соглашаются открыть одну-две новых должности для переселенцев или взять на стажировку людей, которые прошли курс обучения в центре. Также Центр организовал «школу профессионального волонтерства», так как это сама по себе профессия: «тут нужно иметь не просто эмоциональный интеллект, но и понимать, как не вовлекаться в каждую историю, потому что там сразу идет эмоциональное выгорание, при этом уметь так поговорить с человеком, чтобы он понимал, что его поддерживают, но при этом чтобы не он не перекладывал свои проблемы на волонтеров».

По статистике Веры на апрель месяц в Центр обратились около 5000 переселенцев, и около 1000 из них были трудоустроены. Тренинги по поиску работы прошли 3 500 человек и около 1000 прошли посетили курсы по различным специальностям, из них 25% нашли работу либо по той специальности, по которой они обучались либо по какой-то смежной. Кроме того, 17% из тех, кто прошел обучение по индивидуальному предпринимательству, уже открыли свое дело или вот-вот собираются это сделать.

Другая организация, Крым SOS, организует курсы английского, которые ведут преподаватели-волонтеры, предлагает курсы ораторского искусства, копирайтинга и также предпринимательства. Как говорит координатор Крым SOS Татьяна Пашнюк: «это помогает интегрироваться, а также заводить знакомства, человек приезжает совершенно один и никого не знает».

Гуманитарная помощь
photo_8
Волонтерский центр «Фроловская 9/11»

Когда мы говорим о гуманитарной помощи, мы в первую очередь имеем ввиду продукты питания, одежду, бытовую химию, продукты гигиены, постельное белье, посуду, лекарства, собственно говоря, все те вещи, об отсутствии которых мы не задумываемся, так как за долгие годы это все накопилось у нас дома и достаточно лишь протянуть руку. А теперь представьте людей, которые были вынуждены бросить все и у которых сейчас ничего нет. СОВСЕМ ничего. Они уезжают на машине и берут какие-то сумки, но если в машине недостаточно места, то эти сумки просто выбрасывают, потому что главное – уехать самим. Некоторые уезжают на выходные на дачу и из новостей узнают, что их город подвергся бомбежке и им приходится уезжать в чем были, в домашних тапочках, даже не имея возможности заехать домой и взять самое необходимое.

Ресурсный центр для вынужденных переселенцев находится на первом этаже самого обыкновенного дома. В своей жизни я видела сотни таких подъездов, и этот похож на все остальные как две капли воды: выкрашенные в непонятный цвет стены, почтовые ящики, объявления с номерами телефонов, куда звонить в случае поломки лифта, извещения о повышении коммунальных тарифов. И рядом со всеми этими объявлениями – другое, написанное маркером от руки на обычном листе формата А4: «Дорогие жильцы, нам очень нужны чайники, сковородки, кастрюли, постельное белье. Даже один предмет будет весомым вкладом в помощь вынужденным переселенцам».  И этот дом перестает быть этим конкретным домом, а становится одним из сотен тысяч таких домов по всей стране, и вы четко осознаете, что война и ее последствия затронули всех без исключения. В какой-то момент я выхожу на улицу покурить, придерживаю дверь, потому что не знаю кода от домофона. Подъезжает машина, оттуда выходит пара средних лет, бросают на меня неблагожелательный взгляд: «кто это такая, она здесь не живет». Они достают из багажника несколько больших набитых чем-то мешков и я понимаю, что они тоже живут не здесь, а просто привезли вещи для переселенцев. Возвращаюсь в Центр. Напротив меня садится маленькая девочка, вся в розовом и начинает дергать меня за серьги, за бусы, играет с моими браслетами, в-общем, как это сделала бы любая девочка в ее возрасте. Только вот в данном случае ситуация несколько иная: ее мама и бабушка стоят в очереди, чтобы зарегистрироваться в базе переселенцев и составить список того, в чем они нуждаются. И у меня создается впечатление, что эти люди попали сюда из какого-то другого времени и пространства: они все одеты как обычно, так, как они одевались в прошлой жизни, –  шарфики, подобранные в цвет сумки, но у них у всех в руках свидетельства переселенцев, и именно это несоответствие ситуации и деталей сразу бросается в глаза.

photo_7Центр помогает с одеждой, бытовой химией и обувью. Склад вещей, которые люди присылают со всего Киева и из других городов, занимает отдельную комнату площадью приблизительно 20 кв.м.; мужская, женская и детская одежда разложена по категориям: футболки, свитера, юбки, верхняя одежда, стоят коробки с игрушками. Что касается более сложных запросов, то здесь процедура несколько иная, как, например, в случае с лекарствами: после визита к врачу необходимо сообщить точный диагноз, название и дозировку препарата. Эти запросы регистрируются в базе и как только появляются запрашиваемые лекарства, которые волонтеры закупают в аптеках, с которыми они сотрудничают (предварительно проконсультировавшись с врачами-волонтерами), Центр связывается с переселенцами, которые могут придти и забрать свой «заказ».

Другая организация находится по адресу ул. Фроловская 9/11 – и это самый большой центр распределения гуманитарной помощи в Киеве. По словам руководителя центра Арсения Финберга каждый день сюда приходит около 200 семей. Вначале активисты центра просто напросто складировали все, что им присылали, у себя дома, но потом, когда это стало уже невозможно, настолько проблема разрослась, они нашли этот участок. Владелец территории сдает ее в аренду всего за 1 гривну в год. Координатор Центра Елена Лебедь говорит, что на постоянной основе у них работает около 30 человек, а за весь период прошло около ста волонтеров.

Пройдя в ворота Центра, вы сразу же сталкиваетесь лицом к лицу с гуманитарной катастрофой и осознаете какую огромную работу пришлось проделать волонтерам, чтобы поставить этот центр на рельсы: электронная очередь, многочисленные палатки и вагончики, организованные по темам: одежда, обувь, продукты, посуда, детские игрушки.

photo_6Как раз в вагончике с игрушками мы познакомились с Нелли Ивановной, которая волонтерствует в центре уже 8 месяцев. Как она говорит: «мне только 76 лет, я 54 года проработала инженером, главным специалистом. У меня всегда потребность такая помогать людям. Я вначале хотела идти работать в госпиталь, но туда ехать далеко и мне подсказали сюда. Людей добрых много. Я всегда добавляю: мне просто интересно жить ».

Чуть дальше находится еще один вагончик, медицинский. Здесь люди могут получить какие-то элементарные лекарства: противоспалительные, от головных болей, простуды или болей в желудке. Когда же речь идет о каких-то более серьезных заболеваниях, нужно придти с рецептом от врача, запросы регистрируются в базе и затем препараты уже закупаются на собранные волонтерами средства. Также присутствует и «филиал» Центра занятости вольных людей, которые принимают два раза в неделю. Кроме этого можно сделать и стрижку – свои услуги предлагают парикмахеры-волонтеры.

photo_7В самой глубине виднеется военная палатка – это столовая. Всю зиму там предлагали горячий суп, сейчас же работники кухни взяли паузу, но в палатке можно выпить чаю с пряниками. Еще одно поразившее меня обстоятельство: в «столовой» рядом со столами оборудованы книжные полки: книги и журналы расставлены по темам – учебники, исторические романы, книги для детей, классика, любовные романы, детективы и прочие всевозможные жанры.

Волонтеры также предусмотрели набор для беременных женщин для пребывания в роддоме и пакет для новорожденного: одежда, подгузники и прочие необходимые вещи. Это недорого, но дает нечто большее: о тебе заботятся как о члене семьи и что тебя ни в коем случае не бросят.

Основываясь на своем опыте, волонтеры установили правила, а в некоторых случаях даже ограничения, например, что касается продуктовых наборов. Так, переселенцы имеют право получать продукты в течение 45 дней после их приезда один раз в две недели, или например, бытовую химию – один раз по прибытию. Более того, помощь выдается в первую очередь женщинам с детьми до 18-ти лет, многодетным семьям, пожилым людям и лицам с ограниченными возможностями, которые не могут работать, потому Елена убеждена, что «люди должны, если они попали в такую ситуацию, они должны в ней жить, научиться выживать».

Кстати говоря, эта мысль регулярно возникает в разговорах с волонтерами: «мы готовы помогать людям, но нужно, чтобы и они понимали, что нужно приспосабливаться к ситуации и учиться жить по-другому».

Как говорит Елена: «щедрость киевлян границ не знает и мы делимся с людьми в прифронтовой зоне, в села, в которых люди пострадали, где сидят без света, без газа, без воды, отправляем в эвакуированные детские дома и в больницы». Волонтеры организации Восток SOS рассказали, что у них есть склад в Северодонецке, городе, который находится наиболее близко к зоне конфликта, это позволяет им возить гуманитарную помощь жителям небольших городов и сел, о которых, за исключением родственников, друзей или случайно попавших туда журналистов, никто не знает и которым иногда помогает армия, делясь ними продуктовым пайком. Активисты совершают регулярные рейсы между Киевом и Северодонецком (где они проводят большую часть своего времени) и доставляют жителям «забытых» населенных пунктов гуманитарную помощь, а также проводят мониторинг общей ситуации на местах. У Крым SOS также есть склад гуманитарной помощи в Киеве, куда люди могут придти и подобрать себе одежду и обувь. Все эти вещи присылаются не только жителями Украины, но также и украинской диаспорой из-за рубежа, а также иногда закупаются некоторыми предприятиями, мы видели в помещении Восток SOS одеяла, которые как раз были присланы бизнесменами.

Чем еще можно помочь?

Помимо удовлетворения самых необходимых потребностей, нужно также предоставлять и информацию. У всех организаций есть горячая линия, по которой можно получить юридическую консультацию по переоформлению документов, получению пособий и пенсий, по пересечению линию фронта или даже пообщаться с психологом.

Также периодически организуются детские праздники, активисты Восток SOS кроме всего прочего занимаются еще гражданскими заложниками на востоке. Все организации работают не только для того, чтобы удовлетворить какие-то срочные потребности, но и пытаются наладить с предприятиями какие-то более долгосрочные отношения. Так например, Константин Реуцкий из Восток SOS говорил нам о необходимости сотрудничества с предприятиями, которые бы вели какой-то социально ориентированный бизнес на востоке Украины.

В большинстве случае активисты и волонтеры не получают никакой зарплаты. Случается и такое, что киевляне приносят вещи в центр гуманитарной помощи и остаются помочь. Переселенцы, которые возвращаются в свои освобожденные города, организуют в свою очередь центра помощи переселенцам.

Взаимоотношения с государством, международными организациями и СМИ

Даже если государство и признало огромный вклад гражданского общества и негосударственных организаций в работу со внутренними переселенцами, с его стороны финансовая поддержка фактически отсутствует. Волонтеры сотрудничают с Министерством социальной политики, Министерством молодежи и спорта, Государственной службой по чрезвычайным ситуациям, Министерством здравоохранения. Они организуют конференции и круглые столы, предлагают поправки к законам, касающимся переселенцев и гарантирующих защиту их прав, сотрудничают с депутатами; члены организаций приглашаются на различные совещания в качестве экспертов.

В настоящее время на Украине представлены многие международные организации. Например, Людмила Титаренко, которая заведует несколькими местами компактного поселения переселенцев, рассказала нам о том, что Управление верховного комиссара по делам беженцев ООН помог ей приобрести мебель. ООН, ЮНИСЕФ, а также другие неправительственные организации, такие как чешская People in Need, Канадский фонд местных инициатив, Международный фонд Возрождение, Каритас, и многие другие не просто поддерживают украинские организации, но и включают их в свои рабочие группы. Многие назначают местные организации в качестве своих исполнительных партнеров, т.к. волонтеры обладают необходимой информацией и опытом работы «в полях». При этом все международные организации отмечают невероятную солидарность украинского народа. Волонтеры пытаются любыми средствами найти финансирование помимо тех средств, которые они получают от украинских граждан, т.к. многие вещи, такие как лекарства, медицинские обследования, мебель нужно все-таки покупать за деньги.

У всех организаций есть вебсайты и страницы в соцсетях, где они не только публикуют практическую информацию: полезные номера телефонов и адреса, но и дают сводку событий в Крыму или на востоке страны. Так, организация Восток SOS ведет свой собственный интернет-портал, посещаемость которого в среднем составляет 200 тысяч посетителей в день, а во время острой фазы конфликта доходила и до 400 тысяч. Волонтерские организации регулярно вывешивают списки того, что им необходимо и отчеты о своей деятельности. Кроме этого периодически публикуются истории о переселенцах, которые нашли работу или открыли свое дело, преодолели трудности, что призвано дать надежду и мотивировать других переселенцев. Также они активно сотрудничают со средствами массовой информации  Например, Восток SOS ведет еженедельную часовую программу на Громадське ТВ (общественное телевидение, также родившееся во время событий на Майдане), полностью посвященную событиям в Донецкой и Луганской областях.

Но было бы наивно полагать, что все так безоблачно. Сплоченность общества не может затмить проблему частичного неприятия переселенцев местным населением. Если вначале приезжие из Крыма и с Востока не вызвали никакого отторжения, даже наоборот, то со временем положение вещей изменилось (впрочем, крымчан это не коснулось). Ни инфраструктура городов ни само местное население не были готовы к такому количеству новых жителей. Горожане связывают рост цен на жилье и общее снижение зарплат большим спросом со стороны вновь прибывших. Также часто можно услышать обвинения: «это вы виноваты в том, что произошло. А сейчас вы приехали сюда и у нас тоже будет то же самое. Вот вы приезжаете сюда, а наши сыновья умирают там. Даже у нас нет того, что дают вам». Чтобы как-то справиться с этой проблемой и попытаться изменить общественное мнение в положительную сторону активисты Крым SOS, например, проводят регулярный мониторинг настроений среди местного населения. Татьяна рассказала о том, что они сняли социальный ролик с целью показать, что переселенец – это «человек со своей историей, это отдельная личность и человека нужно услышать именно сердцем и понять его историю, понять, что каждый человек – это индивидуальность». Также не так давно они организовали выставку, на которой были представлены фотографии людей с их историями. Кроме этого активисты Крым SOS провели ряд тренингов с журналистами, чтобы объяснить им, как преподносить ситуацию, чтобы не нагнетать обстановку в обществе и снизить напряженность между прибывающими переселенцами и местным населением.

Плюс к этому отмечается дискриминация в плане жилья. Часто случается так, что квартиросъемщики отказывают приехавшим с востока страны. Такие же настроения существуют и в среде работодателей, которые, на самом деле не знают, сколько времени человек сможет проработать у них: «а если он через месяц уедет, мне нужно будет снова кого-то искать?» Поэтому они предпочитают просто-напросто не брать таких соискателей.

Все отмечают, что никода до этого на Украине не было такого подъема гражданского общества. Волонтеры, бывшие в прошлой жизни журналистами, химиками в лаборатории качества, предпринимателями или програмистами, – все они вынесли свою личную жизнь и карьеру за скобки, чтобы помочь своим попавшим в беду соотечественникам выжить. Поэтому Революции Достоинства полностью оправдывает свое название: этот народ просто-напросто достоин той лучшей жизни, за которую он борется. И как просто сказала нам Татьяна из Крым SOS: «Не помню кто это говорил: мы не выбираем время когда жить, мы выбираем как именно его прожить, – и я решила, что должны быть так именно в это время».

Данная статья написана по материалам встреч, проведенных Лидией Шевченко и Пьером Рембо. Киев, апрель 2015 года

Фото Лидии Шевченко

Автор статьи выражает благодарность:

Максим Буткевич (Ресурсный центр помощи вынужденным переселенцам)
Александра Дворецкая (Восток SOS)
Ольга Ивкина (Восток SOS)
Арсений Финберг (Волонтерский центр «Фроловская 9/11»)
Вера Лебедева (Центр занятости вольных людей)
Елена Лебедь (Волонтерский центр «Фроловская 9/11»)
Татьяна Пашнюк (Крым SOS)
Константин Реуцкий (Восток SOS)
Anne Rio (Группа противодействия политически репрессиям в России – Париж, Франция)
Виктория Савчук (Крым SOS)
Людмила Титаренко (Киевская организация помощи инвалидам «Соты»)

Publicités

Laisser un commentaire

Entrez vos coordonnées ci-dessous ou cliquez sur une icône pour vous connecter:

Logo WordPress.com

Vous commentez à l'aide de votre compte WordPress.com. Déconnexion / Changer )

Image Twitter

Vous commentez à l'aide de votre compte Twitter. Déconnexion / Changer )

Photo Facebook

Vous commentez à l'aide de votre compte Facebook. Déconnexion / Changer )

Photo Google+

Vous commentez à l'aide de votre compte Google+. Déconnexion / Changer )

Connexion à %s